Агитационный фарфор СССР

Агитационный фарфор«Ленин - жил, Ленин - жив, Ленин - будет жить!»… Эти слова, сказанные в свое время Владимиром Маяковским вполне искренне, сегодня у кого-то вызывают ностальгию или, наоборот, полное неприятие, других оставляют равнодушными, а для большинства представителей молодого поколения вообще звучат как некий анахронизм. Между тем, целые поколения выросли с этим лозунгом, а в советском искусстве появился даже термин «Лениниана». «Образ Ленина» занял огромное место в творчестве советских художников, а для многих стал главной темой работы на протяжении всей жизни.

К первой годовщине Октября в Смольном уже стоял бюст вождя революции. В юбилейной газете «Год пролетарской революции» от 9 ноября 1918 года сообщалось: «... (в помещении) Смольного при входе на второй этаж (находится) тонкой художественной работы бюст нашего вождя революции т. Ленина. Позади бюста панно с надписью: «Мир народов будет заключен на развалинах буржуазного владычества».

Хорошо известно, что к «ленинской теме» в первые годы советской власти обращались графики, живописцы и скульпторы самых разных художественных направлений: С. Лебедева, М. Харламов, Н. Альтман, Н. Андреев, Б. Королев, В. Козлов, Клэр Шеридан (племянница У. Черчиля) и многие другие. Но только Н. Альтман, Н. Андреев и К. Шеридан получили возможность работать в кабинете Ленина и делать рисунки непосредственно с натуры.

Первый агитационный советский фарфор

Агитационный фарфор СССРМожет быть, поэтому в первом советском фарфоре, получившем позднее название «агитационный», был использован один из портретов именно Н. Альтмана. Речь идет об известной тарелке М. Адамовича с надписью «Кто не работает, тот не ест», ставшей едва ли не самой популярной. Именно об этой тарелке писал первый номер журнала «Эхо» за 1922 год, повествуя об успехах советского фарфора за границей и приводя в качестве примера импровизированный аукцион в пользу голодающих детей, состоявшийся после одного из обедов в Стокгольме: «Присутствовавшие на аукционе капиталисты наперебой набивали цену, мечтая «завладеть Лениным».

Тарелка выпускалась на протяжении нескольких лет, претерпевая некоторые изменения: чуть по-разному писался портрет Ленина, «заменялись» на новые продовольственные карточки, подрисовывались купоны на дополнительный паек, иначе рисовался орнамент в буквах РСФСР и цветные буквы в надписи по борту. Поэтому, уже из-за этого при очевидном внешнем сходстве, многие тарелки в чем-то отличаются друг от друга и, безусловно, представляют интерес для коллекционеров.

Этот же портрет многократно воспроизводился на многочисленных чашках и бокалах на протяжении едва ли не целого десятилетия: например, на чашке с росписью М. Адамовича, получившей название «Ленин с красной звездой», а также в росписях З. Кобылецкой, В. Бейдуката, И. Назарова и других.

Но не портрет Н. Альтмана и не тарелка М. Адамовича с его воспроизведением, выполненным в 1922 году, стали первым опытом изображения В.И. Ленина на агитационном фарфоре. Первый портрет Ленина в фарфоре был выполнен в 1919 году Алисой Рудольфовной Голенкиной. Л.В. Андреева в своей монографии «Советский фарфор 1920-1930 годы» приводит воспоминания художницы:

«Мы жили полной жизнью... О трудностях вообще не говорили... Дома только и думалось – как расписать фарфор, что бы сделать, какой взять лозунг. Чехонин советовал чаще смотреть в газеты, лозунги искать и там. Однажды подумала, почему бы не изобразить на фарфоре В.И. Ленина. Я считала себя портретисткой. В 1918 году мне уже приходилось делать графический портрет Ленина по фотографии в газете. Настроена я была революционно, еще в 1905 году в училище Штиглица руководила десяткой «штиглят», распространяла в их среде политическую информацию. И вот взялась за портрет на фарфоре. Изображение В.И. Ленина было крупным, в размер дна тарелки, по борту шла надпись «Власть не дают, ее берут с оружием в руках». Это был первый портрет Ленина в фарфоре. Директор завода П.А. Фрикен был ему очень рад и возил в Москву».

С. Чехонин также отдал дань «Лениниане», и в 1920 году исполнил графический портрет В.И. Ленина, который затем в различных вариантах воспроизводился на блюдах и тарелках. В отличие от профильного, очень живого портрета-зарисовки Н. Альтмана, чехонинское изображение вождя строго фронтально и исполнено в черном цвете, подчеркивающем его графичность. В одном из ранних вариантов портрет обрамляет пурпурная лента с надписью «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», а под портретом помещена надпись «В. Ульянов (Ленин)». В последующих, «тиражированных» вариантах композиция упрощалась, и портрет сопровождался только лозунгом, написанным по борту. Нередко изображение вообще ограничивалось одним портретом.

Интересно, что Чехонину принадлежит и небольшой, диаметром всего в 2,2 см, круглый барельеф с изображением В.И.Ленина, выполненный в бисквите. Авторский экземпляр, имеющий в тесте подпись «С. Ч.» и дату «1923», находится в собрании Государственного русского музея.

Агитационный фарфор Данько Натальи Яковлевны

Советский агитационный фарфорНо наиболее растиражированным и потому хорошо известным стал барельеф работы ведущего и единственного постоянного скульптора Государственного фарфорового завода (с 1924 года – Ленинградского фарфорового завода) Натальи Яковлевны Данько. Существует несколько, если так можно выразиться, его модификаций: просто круглый барельеф, круглый барельеф, вставленный в квадратную «раму», большего и меньшего размера, с различного цвета фонами и т.д. Некоторые экземпляры сопровождаются даже агитационными лозунгами. Неизменным остается строгий профиль вождя, исполненный из белоснежного бисквита.

Наталья Данько создает и ставшую не менее популярной чернильницу с бюстом В.И. Ленина. Подобно барельефу, она тиражировалась, и помещенные на «книжных томах», на «бумажном листе» и крышке чернильницы надписи, как и во многих других случаях, менялись, упрощались или исчезали вовсе. На одном из экземпляров надпись «Поменьше политической трескотни», на другом «В.Ульянов (Ленин)».

Художники Чашкин и Суетин - их роль производстве агитационного фарфора

тарелка агитационный фарфорЛенинскую тему не обошли своим вниманием даже художники-супрематисты. И. Чашник, пришедший на Государственный фарфоровый завод вслед за Н. Суетиным в самом конце 1922 года, в одну из своих супрематических композиций 1923 года, помещенных на зеркале тарелки, включил надпись «Ленин». Все буквы имеют естественный белый цвет фарфора, благодаря чему надпись эффектно контрастирует с основной росписью, выдержанной в темных тонах – черном и коричневом – тонах, одновременно «завязываясь» со столь же белоснежным бортом, лишенным какой-либо росписи.

Особую серию составляют фарфоровые предметы, посвященные смерти Ленина. Ещё во время болезни вождя государственный фарфоровый завод направил ему 24 марта 1923 года телеграмму: «Рабочие и служащие ГФЗ Наркомпроса, празднуя свой пятилетний юбилей, прежде всего шлют тебе Владимир Ильич свой пламенный привет. Скорее выздоравливай и здравствуй для всемирной коммунистической революции».

Заря агитационного фарфора

После смерти Ленина завод выпустил целый ряд памятных изделий. В росписи большинства из них были использованы ранее написанные портреты вождя, в частности чехонинский, которые сопровождались соответствующими случаю надписями. Сказанное, в первую очередь, относится к тиражным образцам, поступавшим в продажу. Вместе с тем многие художники создали свои собственные «траурные композиции». Особенной неординарностью художественного решения отличается тарелка С. Венгеровской «Летописец» с надписью на свитке «В лета 1924 года умер Ленин...». Наполненный символикой сюжет легко прочитывается, придавая событию и самой личности Ленина историческое значение.

Было бы неправильным думать, что «ленинская тема» отличала изделия исключительно Государственного (Ленинградского) фарфорового завода, хотя наиболее яркое воплощение она нашла в творчестве художников именно этого предприятия. Тем не менее, и сегодня на антикварном рынке встречаются неожиданные находки. Одна из них – блюдо с изображением Ленина, читающего газету «Правда», расписанное в 1927 году одним из старейших художников Дулевского фарфорового завода И. Коньковым и опубликованное в первом номере журнала «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования».

Вполне понятно, что использование термина «Лениниана» по отношению к агитационному фарфору носит вполне условный характер и свидетельствует лишь о том, что и этот вид искусства не остался в стороне от «главной темы». С Лениным агитационный фарфор связывает не только «изобразительная линия», но и сам факт его появления. Здесь, думается, уместно напомнить, что первый государственный заказ на изготовление «утилитарно-декоративных предметов с революционными лозунгами», полученный Государственным фарфоровым заводом, был следствием выдвинутого Лениным плана «монументальной пропаганды». Ленин же поручил А. Луначарскому составить списки изречений, которые могли бы быть использованы и помещены на памятных досках, монументах в честь великих событий и героев революции, а также на изделиях художественного фарфора.

Ленин «мечтал» о том, чтобы «со временем, когда разовьется наше хозяйство», фарфор стал доступен рабочим и крестьянам. И он же, несколько лет спустя, летом 1921 года, настоятельно рекомендовал «придать производству исключительно экспортный характер», санкционировал создание Совнаркомом специальной экспертной комиссии для приобретения и сбыта за границу антикварных и художественных предметов. Так что с его «легкой руки» в те годы были вывезены из страны значительные культурные ценности, в том числе и агитационный фарфор.

  Культ вождя во все времена существовал в России. Сначала это были князья, затем цари и императоры... Ленина сменил Сталин. Эстафета продолжилась, и вместе с нею разросся и достиг небывалых размеров этот «культ». И каким контрастом смотрятся скромные черно-белые графические портреты Ленина на агитационных тарелках в сравнении с помпезными вызолоченными изображениями Сталина на грандиозных вазах и в пластике надвигающегося «Сталинского ампира».